A+ A A-

Сравнение поэмы Лермонтова «Мцыри» и «Демон»

На рукописи поэмы «Мцыри» помета: «1839 года Августа 5». Но это лишь дата завершения работы над произведением. Его замысел восходит к поэме «Исповедь» (1831). К 1831 г. относится и план более обширного произведения на ту же тему: «Написать записки молодого монаха 17 лет». Этот замысел получил свое частичное воплощение в поэме «Боярин Орша», так и не опубликованной поэтом. Кавказские впечатления дали ему богатый материал для углубления давнего замысла.

«Мцыри» и «Демон» находятся в сложных отношениях взаимной соотнесенности и противопоставленности. «Бесплотной духовности» Демона противостоит «одухотворенная плоть» Мцыри как конкретного земного человека. Преобладающему в «Демоне» вселенски-космическому сюжету приходит на смену изображение земной жизни героя, прикрепленной к определенному месту и времени. Мцыри, как и Демон, дает «ненарушимую» клятву. Оба героя намечают высокую цель, которая должна привести их к «жизни новой». Демон стремится преодолеть одиночество через любовь. Идеал Мцыри шире: он для него не в союзе двух любящих душ, а в широком единении с людьми, родными и близкими не только по крови, но и по духу. Отсюда в нем такая жажда «пылающую грудь Прижать с тоской к груди другой, Хоть незнакомой, но родной». Мятежный и свободолюбивый не менее, чем Демон, Мцыри чужд демонического индивидуализма.

В «Мцыри» герой больше приближен, чем в «Демоне», к современной Лермонтову реальной социально-исторической действительности. Трагическая судьба горца, «пленника русского самодержавия» (И. Андроников), рвущегося из плена к обретению утраченной свободы, но так и не достигающего своей цели, была чрезвычайно созвучна лермонтовскому поколению. В то же время героический пафос бескомпромиссной борьбы, воодушевляющий Мцыри до конца его короткой жизни, явился наиболее непосредственным отражением лермонтовского идеала.

Вопреки кажущейся «монологичности» поэмы, в которой в качестве идейно-композиционного центра выступает исповедь ее единственного героя, она, как и «Демон», внутренне диалогична, что расширяет ее смысловой спектр. Наиболее распространена трактовка образа Мцыри как «естественного человека», сталкивающегося с губительной силой «цивилизации», оторвавшей его от «естественного состояния» и заточившей в монастырь. При таком рассмотрении герой лишается присущей ему внутренней динамики, а образ - свойственной ему многозначности. Годы пребывания Мцыри в монастыре, насильственного приобщения к «цивилизации» были насыщены не только горечью утрат и страданий, но и известными обретениями. Необычность его положения и судьбы заставляет Мцыри задуматься над проблемами, несвойственными «естественному» сознанию. Наряду с мечтами о родине и свободе, в Мцыри зарождается стремление к познанию окружающего мира, степени его соответствия живущим в нем мечтам и идеалам («Давным-давно задумал я Взглянуть на дальние поля, Узнать, прекрасна ли земля, Узнать, для воли иль тюрьмы На этот свет родимся мы»). Думы героя свидетельствуют об интенсивно протекающем в нем формировании не только сознания, но и самосознания - важнейшего личностного свойства человека, выводящего его из естественной природной непосредственности. Эта жажда познания, стремления решить для себя важнейший вопрос о мере свободы человека неожиданно сближает Мцыри с «царем познанья и свободы» - Демоном.

В отличие от «злого духа» Демона, Мцыри вступает в самый тесный контакт с природой. Но это общение не сводится к его гармоническому слиянию с миром природы, не менее значимы здесь и диссонирующие ноты. Совсем недавно бывшая прекрасной, природа предстает вдруг герою в облике темного и молчаливого, неотзывчивого мира («Я рвал отчаянной рукой Терновник, спутанный плющом: Все лес был, вечный лес кругом»). Кульминацией метаморфоз природы в ее отношении к человеку выступает сцена смертельной схватки Мцыри с, барсом. В ней с наибольшей силой раскрывается героическая суть характера героя. Несмотря на всю близость к природе, Мцыри - представитель иного «царства», человеческого, которое не может строиться и существовать по природным законам.

На пути в «край отцов» Мцыри переживает еще одну встречу, которая имеет и непосредственно фабульный и символико-обобщенный смысл,- встречу с девушкой-грузинкой, по-своему объединяющий две жизненные сферы - природы и человеческого «естественного состояния». Но Мцыри преодолевает соблазн уединенного счастья и покоя вдали от родины, от «мира тревог и битв». Как и его соплеменник Измаил-Бей из одноименной поэмы, Мцыри мог бы сказать:

* Нет, не мирной доле,
* Но битвам, родине и воле
* Обречена судьба моя».
* Он так и не зашел в саклю, где скрылась юная грузинка

* Я цель одну,
* Пройти в родимую страну,
* Имел в душе».

Внутреннюю диалогичность монолога героя следует рассмотреть особо. Мцыри в своей исповеди постоянно обращен к своему слушателю-монаху, он все время словно спорит с ним, а нередко - и с собой. Эта диалогичность исповеди-монолога Мцыри объясняется тем, что не только Демон, но и Мцыри далек от гармоничности, внешней и внутренней. Одно из его противоречий - между силой духа и слабостью тела - отражает не только пагубность воздействия на него монастырской, «темничной» атмосферы, но и «несоответствие» более глубокого, уже не социально-исторического, а философского плана - между бесконечными возможностями человеческого духа и конечностью существования «бренного» человеческого тела. Эти и подобные им противоречия служат источником диалогического столкновения в сознании героя мнений и «сомнений». Внутренняя диалогичность исповеди Мцыри, осложняется проникновением в нее «чужого» слова, в чём-то принимаемого и в чем-то отвергаемого.

Так, приближающаяся смерть для Мцыри - это возвращение «вновь к тому, Кто всем законной чередой Дает страданье и покой». Здесь звучит религиозный мотив возвращения человеческого духа на свою «небесную родину». Но тут же, перебивая это чужое слово, глубоко проникшее в сознание героя, звучит его собственное «противослово». Размышляя о неизбежной и скорой кончине, о небесном рае, который сулят людям «отцы церкви», Мцыри восклицает:

* Но что мне в том? - пускай в раю,
* В святом заоблачном краю
* Мой дух найдет себе приют…
* Увы! - за несколько минут
* Между крутых и темных скал,
* Где я в ребячестве играл,
* Я б рай и вечность променял».

Богоборческая направленность, хотя и не так явно выступающая, как в «Демоне», внутренне органична и для «Мцыри».


К. Г. ПаустовскийЗаячьи лапыК ветеринару в наше село пришел с Урженского озера Ваня Малявин и принес завернутого в рваную ватную куртку маленького теплого зайца. Заяц плакал и часто моргал красными от слез глазами…— Ты что, одурел? — крикнул ветеринар. — Скоро будешь ко мне мышей таскать, оголец!— А вы не лайтесь, это заяц особенный, — хриплым шепотом сказал Ваня. — Его дед прислал, велел лечить.— От чего лечить-то?— Лапы у него пожженные.Ветеринар повернул Ваню лицом к двери, толкнул в спину и прикрикнул вслед:— Валяй, валяй! Не умею я их лечить. Зажарь его с луком — деду будет закуска.Ваня н
Позднее в поэзии Цветаевой появится геpой, котоpый пpойдет сквозь годы ее твоpчества, изменяясь во втоpостепенном и оставаясь неизменным в главном: в своей слабости, нежности, зыбкости в чувствах. Лиpическая геpоиня наделяется чеpтами кpоткой богомольной женщины. Россия как национальная стихия раскрывается в лирике Цветаевой в различных ракурсах и аспектах – исторических и бытовых, но над всеми образными ее воплощениями стоит как бы единый знак: Россия – выражение духа бунтарства, непокорности, своевольства. Следок твой непытан, Вихор твой - колтун. Скрипят под копытом Разрыв да плакун.
Пушкин глубоко и исторически верно раскрыл причины, ход и характер крестьянских восстаний, неоднократно вспыхивавших в Поволжье и на юге Урала и приведших к крестьянской войне 1773—1775 годов. Причину этих восстаний поэт справедливо видит в крепостном гнёте, жестокостях и самовластии правителей края и в политике царского правительства в отношении нерусских народностей юга Урала. Пушкин отчётливо показывает социальный и национальный состав пугачёвцев: это крепостные крестьяне, рядовые казаки, башкиры, чуваши, татары, рабочие уральских заводов. Это движение угнетённых масс, указывает Пушкин, вст
Есть домашние животные, которые нужны человеку для потребления. Это, в основном, домашняя скотина: коровы, овцы, домашняя птица. Есть животные, которых содержат ради красоты, уюта — кошки, например, являют­ся самыми яркими примерами этому. Но те­ма сочинения предполагает разговор о живот­ных — помощниках человека. Здесь уместно вспомнить о наиболее верных и давних наших друзьях — лошади и собаке.Эти животные издавна бескорыстно слу­жат человеку. Без них человеческая цивили­зация находилась бы сейчас, наверное, ещё на феодальном уровне, была бы попросту от­сталой. Ведь именно лошади явились той
Я очень люблю рисовать. Волшебная кисточка может улучшить жизнь всех людей.Для каждого одинокого ребенка можно нарисовать маму. Она будет заботиться и любить его.Надо нарисовать в каждом крупном городе нашего края замечательный завод, о котором я недавно узнала. Он будет перерабатывать мусор и создавать тепло. Тогда не будет страдать природа от засорения и людям будет уютно в теплых домах.Также было бы здорово нарисовать большую фабрику, там уничтожат все оружие на планете. Не будет войны, разрухи, голода. Не умирать родители, не останутся дети сиротами.Можно нарисовать лекарства, которые ищут
Сейчас смотрят:{module Лермонтов:}