загрузка...
A+ A A-

Ранние рассказы Юрия Бондарева

О рассказах Юрия Бондарева, которых у него несколько десятков, критика высказывалась не часто. Об этом можно только пожалеть. И потому, что автор написал немало хороших рассказов, и потому в особенности, что иные из них помогают лучше понять писателя, уловить преемственные связи его творчества с гуманистическими традициями отечественной литературы: до чрезвычайности обостренное чувство справедливости, высокую и требовательную человечность, которые он всегда полагал знаком и целью истинного искусства.

Первым опытом Бондарева в области крупных прозаических форм стала повесть «Юность командиров» (1956). Над нею он трудился «поразительно усидчиво и неутомимо», радуясь и огорчаясь, испытывая постоянный страх «перед неощутимым и как бы скрытым потемками концом работы, перед задуманными персонажами, которые, мнилось, не способны так долго жить на страницах книги».

На «землю» большой прозы он вступал томимый чувством робости. Снимая с полки увесистые книги, написанные классиками или его современниками, Бондарен каждый раз думал о том, сколько же надо знать и уметь, чтобы выстроить огромное здание романа или понести, заселить его живыми людьми, проникнуться их мыслями и переживаниями, связать их судьбы таким образом, чтобы идея развертывалась последовательной ненавязчиво. Ведь кроме таланта и эрудиции во всех областях человеческого знания автору нужно обладать еще и незаурядным терпением, волей, претворяя в плоть и кровь возникшие в воображении художественные образы, найти для каждого из действующих лиц такие обстоятельства существования, в которых истинные, порой для самого героя неведомые черты характера пришли бы в движение, сложились в цельную художественно и жизненно убеждающую индивидуальность. Заставить читателя любить, ненавидеть и размышлять вместе с автором и его персонажами.

К слову сказать, подобные сомнения и тревоги не оставляют Юрия Бондарева и сегодня, по крайней мере до того кульминационного пункта, признается писатель, когда уже написана половина каждой новой книги и литературные герои прожили в рукописи половину своей жизни.

Пережив сомнения, неудовлетворенность собой, сладость и горечь овладения новой формой и не испытав при этом облегчения, Бондарев нашел в себе мужество не отступить от поставленной цели, не сложил оружия. Он любил эту лирическую, написанную светлыми и мягкими красками повесть за то, что в ней воплотилась «дерзость преодоления самого себя», что стала она не простой, но крайне необходимой школой, научила справляться с трудностями, встающими на пути профессионального литератора.

А трудности возникли сразу же и «по вине» самого автора, решившего на завеяомо невыгодном, не таящем в себе ничего романтического и героического материале исследовать драматизм нравственного становления юных командиров. Были они, эти юные командиры, всего только курсантами артиллерийского училища, рассчитанного на три года однообразной тыловой военной службы. И это как раз тогда, когда наши войска победно продвигались в глубь вражеской территории, штурмовали Зееловские высоты, форсировали Одер и Шпрее. Последние залпы в поверженном Берлине прозвучали без участия героев повести. После боев и походов Алексей Дмитриев, Борис Брянцев, Толя Дроздов и другие курсанты-фронтовики встречали победу не в кругу однополчан, а в учебных классах, в тихом провинциальном городке, вообще не видавшем войны.

В условиях изображаемого автором размеренного, по часам и минутам расписанного училищного режима, где всякого рода неожиданности и происшествия заведомо исключались строжайшим соблюдением дисциплины и раз навсегда установленного распорядка, нужно было найти особенно тугую пружину, чтобы возбудить конфликт, способный заинтересовать своей значительностью и новизной. Бондарев и не подумал использовать в качестве такой «пружины» нарушение желез-поп воинской регламентации. Его интересовали процессы нравственные и обстоятельства, их стимулирующие

Выбор, как видим, непростой и ко многому обязывающий. Особенно если принять во внимание профессиональную неопытность писателя, впервые обратившегося к большой прозаической форме. И хотя повесть получилась не очень значительной в художественном отношении, выбор автора имел известное общее значение: и пору, когда литераторы горячо спорили о типе современного романа, оперируя в основном понятиями «роман-судьба» и «роман-событие», Бондарев предложил наиболее, на мой взгляд, правомерное решение. Он написал произведение, в котором - намеренно ли, стихийно ли, это, в конце концов, не важно - отвергалась абсолютизация и тем более противопоставление этих двух типов романной формы. Он искал их общности и единено.

Если в событии, полагал Бондарев, не отражена человеческая судьба, художественное произведение теряет смысл. В свою очередь, если подразумевать под судьбой человеческие характеры, то они наиболее полно осуществляют, себя через событие. И дело тут не в масштабах происходящего с героем, а прежде всего в соотнесенности характера с обстоятельствами его существования. Своеобразие взаимного сцепления этих первоэлементов художественного произведения позволяет сулить об их содержательной, жанровообразующей функции.

Этот диалектический принцип вырабатывался уже в первой его повести. Источником драматизма Бондарев сделал не какие-либо чрезвычайные происшествия, а смену обстоятельств, их контрастную противоположность, заряженную противоречиями, разочарованиями, поисками, открытиями. Подчеркнуто бессобытийное течение училищной жизни, сменившее трагическое напряжение фронта, создало своего рода переломную ситуацию, потребовавшую от персонажей повести резкого изменения образа мышления, чувств, поведения, вызвало необходимость психологической адаптации, связанной иной раз с ломкой характеров, и не без проявления крайностей.


Зима: холодно, мороз, а все равно очень хочется на улицу. Зимой там есть чем заняться — санки, лыжи, коньки. Недаром сейчас так популярны зимние виды спорта — их любят почти все. Замечательно, что прямо среди зимы есть каникулы, можно, проснувшись с утра, хватать коньки и бежать на ближайший каток. Если зима суровая, холодная, то небольшие озера и речки промерзают до самого дна. Но здесь нужно быть острожным и убедиться, что лед действительно толстый и надежный, прежде чем ступать на него. Лучше залить каток у себя во дворе.    Если снега много, то хотя бы раз за каникулы стоит выбраться в лес
Лермонтов начал писать роман “Герой нашего времени” в 1838 году. Через два года он вышел отдельным изданием и сразу же вызвал ожесточенные споры. Ведь в этом произведении Лермонтов жизнью Печорина, молодого человека 30-х годов, отвечает на важнейший вопрос: почему люди умные и энергичные не находят применения своим недюжинным способностям и “вянут без борьбы” в самом начале жизни? Прогрессивные люди этого времени с восхищением восприняли роман, ибо нашли в нем правду, нашли в нем свои сомнения, они приветствовали его, как “Евгения Онегина”. И действительно, и тот и другой романы были настоящим
Дюма Александр (Дюма-отец; полное имя — маркиз Александр Дюма Дави де Ла Пайетри) (Alexandre Davy de La Pailleterie Dumas, 24.07.1802 — 5.12.1870) — французский драматург, романист, поэт, писатель, сказочник, биограф, журналист. Родился в г. Вилле-Котре, недалеко от Парижа, в семье республиканского генерала А. Дюма. В 20 лет приехал в Париж, работал клерком у герцога Орлеанского. Литературную деятельность он начал в 1825 г. В 1827 г. написал пьесу «Христиана», которую вскоре запретили к постановке. Успех пришел в 1829 г. после постановки драмы «Генрих III и его двор» (1828), затем поставлены
В романе «Война и мир» Л. Н. Толстой предстает перед читателем не только как самобытный гениальный писатель, стилист и художник. Важное место в сюжете занимают его оригинальные исторические взгляды и идеи. Писатель, который в России всегда больше чем писатель, создает собственную философию истории: цельную систему взглядов на пути, причины и цели общественного развития. Изложению их посвящены сотни страниц книги. Более того, вторая часть .эпилога, завершающая роман, представляет собой историко-философский трактат, мировоззренческий итог многолетних поисков и размышлений автора на заданную тему
Смуглый отрок бродил по аллеям, У озёрных грустил берегов, И столетие мы лелеем Еле слышный шелест шагов. Иглы сосен густо и колко Устилают низкие пни… Здесь лежала его треуголка И растрёпанный том Парни. Это стихотворение было написано в 1911 году в Царском Селе о Пушкине- лицеисте. В нём всего восемь строк, но и из них образ юного поэта выступает необыкновенно живо. Как удачно выбрано слово «лелеем» ! Не «слышим», не «помним», а именно лелеем, то есть любовно бережем в своей памяти. Аллеи, озеро, сосны – живые приметы Царскосельского парка. Глубокое раздумье Пушкина выражено двумя малыми д
Сейчас смотрят:{module Бондарев:}