foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

И знаем, что в оценке поздней

Оправдан будет каждый час...

Но в мире нет людей бесслезней.

Надменнее и проще нас.

А. Ахматова

 

Анна Андреевна Ахматова необыкновенно, неправдоподобно талантливая и бесконечно мужественная женщина. Ее жизнь и творчество пришлись на сложные годы, когда формировалось со­вершенно небывалое сообщество — СССР, потом — тяжкие годы репрессий, которые не обошли Ахматову стороной,— был триж­ды арестован ее единственный сын, Лев Гумилев. А затем гряну­ла война. Но Анна Андреевна не роптала на судьбу и время, в ко­торое довелось жить. Она писала: «Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных».

Сейчас трудно однозначно сказать, кто кого выбрал — она судьбу или судьба — ее, но отпущенное ей свыше время Анна Андреевна прожила достойно, вылив свои переживания, стра­дания и потери в великие стихи.

Детство и юность каждый вспоминает с радостью, как зо­лотое время. Очень поэтично описала Ахматова этот период своей жизни.

 

В то время я гостила на земле.

Мне дали имя при крещенье Анна,

Сладчайшее для губ людских и слуха.

Так дивно знала я земную радость

И праздников считала не двенадцать,

А столько, сколько было дней в году.

 

Позже, повзрослев, переживая потери и несчастья, Ахма­това никогда не роптала, она знала, что за все надо платить, и безропотно платила счастьем, разлукой с близкими, забвени­ем ее имени, не хотела лишь одного — покидать Россию. Это было священно.

 

Мне голос был. Он звал утешно,

Он говорил: «Иди сюда,

Оставь свой край глухой и грешный.

Оставь Россию навсегда.

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной

Не осквернился скорбный дух.

 

В этих строках звучит не жертвенность и готовность стра­дать, а непреклонная вера в свою правоту. Автор еще не знает, чем хотел бы заняться, но убежден, что будет полезен Родине, не побоится никаких трудностей, все выдержит. И Ахматова прошла свой скорбный путь достойно.

В двадцатые годы она много переводила, вела исследова­тельскую работу по творчеству Пушкина, затем увлеклась ар­хитектурой Петербурга. Что бы ни делала Анна Андреевна, все у нее получалось изысканно и блестяще. Ее не печатали, но запретить ей писать было невозможно. Только творчество спасало Ахматову от того хаоса и шабаша, которые творились в те годы вокруг. В стихотворении «Муза» Анна Андреевна вскользь упоминает об этом:

 

Когда я ночью жду ее прихода,

Жизнь, кажется, висит на волоске.

Что почести, что юность, что свобода

Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,

Внимательно взглянула на меня.

Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?» Отвечает: «Я».

 

Поэт неотделим от своей эпохи и народа, он болезненнее и острее переживает все несчастья, выпадающие на долю его по­коления и страны. В поэме «Реквием» Ахматова рассказала о той беде, которая постигла Россию и ее лично в 30-40-е годы. Эта сопричастность общей трагедии роднит поэта с простыми людьми. Ахматова живет теми же переживаниями и болью, что и большинство ее сверстников.

 

Это было, когда улыбался

Только мертвый, спокойствию рад,

И ненужным привеском болтался

Возле тюрем своих Ленинград...

Показать бы тебе, насмешнице

И любимице всех друзей.

Царскосельской веселой грешнице.

Что случится с жизнью твоей

Как трехсотая, с передачею.

Под Крестами будешь стоять

И своей слезою горючею

Новогодний лед прожигать.

 

Позже она гордо заявит, что

 

Нет, и не под чужим небосводом,

И не под защитой чужих крыл

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

 

Это право она выстрадала и не сломалась, осталась верна своему стилю жизни, стихосложению, вере в свое высокое предназначение. Ахматова понимала, что время быстротечно, как бы оно ни было трагично, поэтому старалась запечатлеть его в своей лирике. Это был период великих свершений и столь же роковых, непоправимых ошибок. Она принимала его таким, каков он был. В этом сказалась ее особая мудрость и поэтическое предвидение.

Творчество Анны Андреевны пронизано надеждой и пред­чувствием лучших времен, она никогда не падала духом, хотя мысли были всякие.

 

Кому и когда говорила,

Зачем от людей не таю,

Что каторга сына сгноила.

Что Музу засекли мою.

И всех на земле виноватей

Кто был и кто будет, кто есть...

И мне в сумасшедшей палате

Валяться великая честь.

 

Потом грянула Великая Отечественная война, и Анна Ах­матова ни на минуту не усомнилась в грядущей победе Рос­сии. Она чуткой душой поэта сознавала, что победа дастся до­рогой ценой.

 

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова,

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем

Навеки!

 

Волею судьбы она оказалась в тылу, жила и работала в Ташкенте, но при первой же возможности выехала в освобож­денный от блокады Ленинград и ужаснулась тем переменам, которыми встретил ее город. Об этом варварстве она поведала миру:

 

О, горе мне! Они тебя сожгли...

О, встреча, что разлуки тяжелее!..

Здесь был фонтан, высокие аллеи.

Громада парка древнего вдали...

 

Много выстрадав и пережив, Анна Андреевна осталась вер­на себе, своему поэтическому таланту, России, которой была преданна до конца.

В последней своей поэме «Без героя» она признавалась в любви родному Петербургу, который был для нее олицетворе­нием России, ее духа:

 

А не ставший моей могилой.

Ты, крамольный, опальный, милый.

Побледнел, помертвел, затих.

Разлучение наше мнимо:

Я. с тобою неразличима.

Тень моя на стенах твоих...

Сейчас смотрят:{module Ахматова:}