A+ A A-
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль:
Доклады по русской литературе

ТЕМА: Структурная нить произведения «Герой нашего времени»

Структурная нить произведения «Герой нашего времени» 1 год 7 мес. ago #425

  • vika
Роман «Герой нашего времени» начинается с описания путешествия по Военно-Грузинской дороге из Тифлиса во Владикавказ. Взору нашему представляется медленно поднимающаяся в гору тележка, запряженная быками, и следом идущий пожилой штабс-капитан в черкесской мохнатой шапке, покуривающий маленькую кабардинскую трубочку. Смуглый от загара цвет лица, давно знакомого с кавказским солнцем, преждевременно поседевшие усы - штрихи, дополняющие портрет штабс-капитана. К нему обращается молодой офицер-попутчик, от лица которого ведется повествование, и мы знакомимся со старым кавказским служакою, милейшим Максимом Максимычем. «Я подошел к нему и поклонился; он молча отвечал мне на поклон и пустил огромный клуб дыма. - Мы с вами попутчики, кажется? Он молча опять поклонился. - Вы, верно, едете в Ставрополь? - Так-с точно… с казенными вещами». Из дальнейшего разговора мы узнаем, что Максим Максимыч служил на Кавказе еще при Ермолове, бывал он и в Чечне, где лет десять стоял в крепости с ротой у Каменного Брода. Там и произошла история с Бэлой, которую мы услышим от него в дороге. Простой язык, знание обычаев горцев и нравов военной службы - все придает рассказу штабс-капитана особую жизненность и правдивость.

Впечатление усиливается подлинностью картины переезда через Крестовый перевал, увиденной, несомненно, глазами очевидца, ведь Лермонтову самому пришлось проезжать эти места поздней осенью и зимой 1837 года. Вместе с автором мы любуемся панорамой Койшаурской долины, «пересекаемой Арагвой и другой речкой, как двумя серебряными нитями», видим «направо и налево гребни гор, один выше другого, вдали те же горы, но хоть бы две скалы, похожие одна на другую», восхищаемся румяным блеском снега на их вершинах, вдыхаем живительный высокогорный воздух. Нет сомнения, что Лермонтову-писателю помогал Лермонтов-художник. В этом убеждаешься, знакомясь с обнаруженной в наше время лермонтовской картиной «Вид Крестовой горы». На небольшом картоне масляными красками поэт запечатлел один из чудесных горных пейзажей, так живо напоминающий нам зарисовки из «Бэлы». Перед нами в обрамлении суровых скал высится покрытая снегом гора, вершину которой венчает каменный крест. Огибая ее, по склону проходит дорога, внизу, вырываясь из глубоких расселин. Сливаются вместе два бурных горных потока. А выше на фоне голубого неба белеет гряда далеких гор, как бы растворяясь в прозрачном воздухе, которым напоена вся картина. Невольно на память, вместе с текстом романа, приходят строки из письма поэта к Святославу Раевскому, где он делится впечатлениями от поездки по Военно-Грузинской дороге: «… лазил на снеговую гору (Крестовую) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух - бальзам; хандра к черту, сердце бьется, грудь высоко дышит - ничего не надо в эту минуту; так сидел бы да смотрел целую жизнь».

По свидетельству Н.М. Сатина, в Пятигорске Лермонтов «был знаком со всем водяным обществом (тогда очень многочисленным), участвовал во всех обедах, пикниках и праздниках). Такая, по-видимому, пустая жизнь не пропадала впрочем для него даром: он: … зорко наблюдал за встречающимися ему личностями».

Основная работа над «Героем нашего времени» относится к пребыванию Лермонтова в Петербурге. Написанию Предисловия к роману предшествовал очерк «Кавказец», где Лермонтов дал характеристику типа кавказца. Позднее тип кавказца был воплощен в образе Максима Максимыча. Кавказ был дорог Лермонтову. Он интересовался культурой и народным творчеством кавказских и закавказских народов. О чем было сказано ранее. Лермонтов в «Герое нашего времени», в пяти повестях: «Бэла», «Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мэри» и «Фаталист» сумел ярко и ненавязчиво отразить традиции и обычаи народов Кавказа. Через раскрытие образа Печорина, героя времени, Бэлы, Максима Максимыча и др. «Вся великая река русского романа растекается из этого прозрачного источника, зачатого на снежных вершинах Кавказа», - писал А.Н.Толстой.
Администратор запретил публиковать записи гостям.